Добро пожаловать, Гость! Еще не пользователь? Зарегистрироваться  


Фотографии Опалихи и окрестностей

#41

Жители Ягодки наверняка будут рады магазинам в О3, детсадам, школам и прочим объектам инфраструктуры. Будет справедливо, если они будут пускать нас к пруду)))
Ответить

#42

[Изображение: 20150919_165327.jpg]

[Изображение: 20150919_165219.jpg]

[Изображение: 20150919_182333.jpg]

[Изображение: 20150919_165404.jpg]

[Изображение: 20150919_182127.jpg]
Ответить

#43

iurum, спасибо! Очень красиво!
Ответить

#44

шикарная золотая осень! спасибо)
Ответить

#45
(Последний раз сообщение было отредактировано пользователем 10-02-2016, 14:12 SnS.)

2015

   
   

И вкусно:
   
Ответить

#46

репост


ЛЕСНАЯ АКАДЕМИЯ
[Изображение: 006.jpg]
В деревне Гореносово долгие годы жил художник В.П.Соколов-Сокол. Писал с натуры лесные опушки, засыпанные снегом домишки. И учил местную детвору любить природу и делиться радостью открытия с другими. Старожилы помнят персональные выставки художника и его учеников в Доме культуры.

Однажды довелось мне беседовать с дочерью художника Руфиной Витальевной Соколовой, живущей в Красногорске.
– Вместе с первыми воспоминаниями детства сохранилась удивительно яркая картина: солнце, жаворонки, тепло. Справа – бело-розовое поле гречихи, слева – голубое поле льна, а впереди по проселочной дороге – отец с неизменным мольбертом, и бегут за ним деревенские ребятишки, – вспоминала она. – Отдых в лесу за сбором ягод и грибов. И вкус земляники помнится с тех пор... Виталий Павлович учился в Москве в знаменитом училище ваяния и зодчества. Затем первая мировая война. Когда говорят пушки, музы молчат, но поэзия всегда шагает в строю:

Меж гор, над бездною,
узко вьется тропинка.
Опасный, трудный путь…
Ты здесь среди гранитных
глыб – пылинка.
Но горд и силен будь, –

подбадривает он сам себя, находясь на турецкой границе, возле селения Мира-Кулим. В апреле 1916 года ранен под Псковом. Лежит в госпитале г.Порхова, и дело, кажется, идет на поправку, если бы не тонкая ранимая душа художника, которой не помочь медикаментами:

И верил я наивно в то,
Что жизнь останется
лишь сказкой…
Узнал я поздно, что она
Прикрыта
розовою маской.

Но художником движет воображение, расставаться с розовой маской ему не захотелось, чтобы не осталось ссадины на сердце:

Я зол и мрачен…
Душа моя скорбит…
Толпою пошляков
я одурачен,
И пыл моей души разбит.

Но это в минуту слабости.
Окопная война изматывала. Хотелось вернуться к мирной жизни, к краскам, палитрам, детям, столь восприимчивым к прекрасному.
В 1929 году художник переехал с семьей в Ново-Никольское, стал учительствовать. А вскоре обзавелись и жильем – домиком в деревушке Гореносово, и домик этот вместе с его обитателями стал как бы частью неповторимой подмосковной природы. Были, конечно, и свои трудности, особенно в распутицу, когда добираться от Гореносова в Ново-Никольское – сущее мученье. Окончив театральное училище, Соколов-Сокол увлекался и театром, главным образом самодеятельным. Подмостками служила сцена клуба в Ново-Никольском, та сама, на которой в начале века шли народные драмы и водевили, а также интермедии, нередко сочиненные поэтами-символистами, посещавшими, как известно, усадьбу С.А.Полякова в Знаменском-Губайлове, что находится ныне в центре Красногорска. – Народ любил театр, – вспоминала Руфина Витальевна. – Не пропускал ни одного спектакля. И дети тянулись за родителями. Это очень облагораживало. Никакого хулиганства тогда и в помине не было. Иногда и мне выпадала роль в пьесе. Незабываемые минуты счастья...
Как магнитом, тянуло в домик художника местную детвору. Виталий Павлович вел занятия по рисованию. И пусть немного вышло из его учеников профессиональных художников, но зато много доброго и светлого удалось ему заложить в ребячьи души. Среди воспитанников Соколова-Сокола – прекрасная художница Людмила Романовна Афонина. Роспись по дереву. Красочные матрешки с нетрадиционными сюжетами. Пасхальные сувениры с крылатыми созданиями, словно сошедшие с фресок мастеров эпохи Возрождения. И женский взгляд – неземной, исполненный божественной премудрости, небесной голубизны… Эту премудрость творческого освоения мира заложил Виталий Павлович. Да и гобелены, сотканные Людмилой Афониной, пропитаны красками леса, родного, опалиховского. И взирает на нас с гобелена лесная красавица, украшенная бусами из рябины, в венке из пестрых листьев, лесная фея, волшебница, понимающая душу цветка, ветки, травинки, – воспитанница своеобразной лесной академии живописи, основанной когда-то Виталием Павловичем в маленьком домике на опушке леса.
К сожалению, дом не сохранился – вот только чудом уцелела его фотография в моем архиве (на снимке внизу).

Я хотел бы в лесу умереть,
Чтобы ели
тревожно шумели
И тоскливо звенела сосна,
Чтобы летние зори алели,
И в росистой траве
Колокольчик дрожал
голубой,
И в восходных лучах
Земляники
плоды пламенели!

Это стихотворение, рожденное, как и многие другие, в странствиях с мольбертом по тропинкам опалиховского леса, вынес художник эпиграфом к своей персональной выставке.
Славное место – Опалиха. Сказка под небом России. В 1913 и 1914 годах жил здесь на даче Валерий Брюсов, работал над книгой стихов «Опыты». В середине 60-х облюбовал Опалиху для местожительства поэт Давид Самойлов. Поэзия неотделима от Опалихи. А для Соколова-Сокола она не перестала быть лесной академией живописи, ваяния, зодчества… Так не пора ли нам всем общими усилиями восстановить утраченную обитель духа?

М.НОГТЕВА,
Член Союза писателей России.
Ответить

#47

Как интересно! Жаль только, что картинок этого художника в интернете не нашлось, а здорово было бы посмотреть на пейзажи Опалихи 100 лет назад.
Ответить

#48

весьма любопытно) и все это рядышком с нами получается?
Ответить




Пользователи просматривают эту тему:
2 Гость(ей)